Выбираем посудомоечную машину

посудомоечные машиныВыбирая посудомоечную машину, следует иметь представление об их основных параметрах и других нюансах выбора, о чем и пойдет речь в данной статье.

Выбираем кровельные материалы

Испокон веков люди стремились добиться лучшего. Так, когда покупали чего-нибудь, обращали внимание на какой-то определенный признак.

Камин, плиз

Старинную квартиру на Пречистенке гендиректор Disney в России Марина.

Камин, плиз

Жигалова-Озкан восстановила с мультипликационной точностью. Марина быстро шагает по полу из мореного дуба: «Я покажу вам орла в моем кабинете!» Действительно, по центру потолка, на лепнине, простер крылья не очень сердитого вида орел. Когда-то в этой комнате посетители ожидали приема, а птица присматривала за гостями, пока их не пригласят пройти в анфиладу. Державный символ в качестве эпиграфа к квартире не случаен. Дом, в котором живет Марина, чистый образец европейского модерна, был построен на Пречистенке в начале XX века — когда формировалась еще та, первая, московская «золотая миля» — из особняков купцов и аристократов.

Стул La Marie создал для Kartell Филипп Старк

Компания Kartell, основанная в 1949 году, совершила революцию, плоды которой мы пожинаем и по сей день, — первой стала выпускать мебель из пластика.

Стул La Marie создал для Kartell Филипп Старк

В 1999-м произошел новый прорыв — марка наладила выпуск мебели из прозрачного поликарбоната. Первый «невидимый» стул La Marie создал для Kartell Филипп Старк. В том же году владелец компании Клаудио Лути основал Музей Kartell, чтобы отметить 50-летний юбилей фирмы.

Сентиментальным порывом дело не ограничилось: за 15 лет Museo Kartell превратился в уважаемую институцию и даже получил несколько наград как лучший корпоративный музей. Лути строил его «с запасом» — ведь коллекция пополняется каждый год, по мере выпуска новых моделей.

В коллекции 4000 дизайнерских объектов и бессчетное множество эскизов

коллекция, 4000, дизайнерских, объект

В коллекции 4000 дизайнерских объектов и бессчетное множество эскизов, фотографий и архивных документов. Оформлением экспозиционного пространства занимался известный итальянский дизайнер Ферруччо Лавиани. В залах выставлены культовые объекты, созданные для марки Филиппом Старком, Роном Арадом, Марселем Вандерсом, Патрисией Уркиолой, Токудзином Иосиокой, Антонио Читтерио, братьями Буруллек, Вико Маджистретти и другими звездами. Но это не все: есть и менее узнаваемые объекты, например посуда для научных лабораторий (ее производство — важная, хотя и малоизвестная широкой публике сторона деятельности компании). «Для меня лично музей очень важен, — говорит Клаудио. —

Обычно при ремонте картины вешают последними — как заключительный штрих.

Хозяин этой парижской квартиры поступил наоборот — построил на них весь интерьер.

Обычно при ремонте картины вешают последними — как заключительный штрих.

В каждом интерьерном проекте есть сверхзадача, ради которой делается все остальное: один заказчик мечтает о большой гостиной, другому подавай камин или барную стойку, для третьего главное поэффектнее обыграть вид из окна. Итальянскому архитектору Тициано Вудафьери достался необычный клиент: британский бизнесмен и коллекционер, живущий в Париже, потребовал выстроить весь интерьер вокруг одного-единственного произведения искусства. Это была работа Луизы Буржуа — французской художницы, завоевавшей всемирную славу. Серия из 25 принтов на нотной бумаге была создана в 2006 году и существует всего в 12 экземплярах, один из них хранится в нью-йоркском музее МоМА.

При этом Эрик, Тициано и хозяин квартиры непрерывно звонили друг другу

Этому есть логичное объяснение: так пи один гость не пройдет мимо лучших работ в коллекции.

переть, эрик, тициано, хозяин

Многие произведения искусства покупались непосредственно для этой квартиры. Подбором мебели и арт-объектов занимался один и тот же человек — Эрик Аллар, бывший антиквар, переквалифицировавшийся в декоратора. Между ним и архитектором существовало четкое разделение труда. Пока Эрик носился по галереям и мебельным шоу-румам, выбирая предметы обстановки, Тициано не выходил из квартиры, наблюдая за ходом работ. Несколько раз планировку приходилось менять буквально «на лету», чтобы достойно разместить новые приобретения. При этом Эрик, Тициано и хозяин квартиры непрерывно звонили друг другу: каждую покупку обязательно должны были одобрить все трое, но они никогда не могли одновременно оказаться в одной точке пространства.

Для авторов интерьера это лучший комплимент.

Ванная комната и вовсе оказалась там, где когда-то располагалась гостиная, благо французские законы позволяют подобные «вольности».

длить

Подбирая мебель, Эрик сделал ставку на антиквариат XIX столетия и авторские дизайнерские объекты, зачастую, выпущенные ограниченным тиражом. Многие из них сами напоминают произведения искусства — например, светящийся столик Ги де Ружмона или «обгоревший» каминный портал от ироничного голландского дизайнера Маартена Бааса. С ними органично сосуществуют предметы, созданные по эскизам самого Тициано: угольно-черный стол из лиственницы, минималистская кухонная мебель, комод в гардеробной со множеством специальных низких ящиков для галстуков, шарфов и запонок.

длить

Произведения искусства настолько точно вписались в интерьер, что воспринимаются как его неотъемлемая часть. От «галерейной» белой покраски стен уйти не удалось, однако от профессиональной системы развески и подсветки хозяин оказался наотрез — при всей своей любви к искусству превращать квартиру в музей он не собирался.Это сильно усложнило задачу архитектора и декоратора, однако Эрик и Тициано не испугались трудностей.