КАБИНЕТ

Обустраивать дом я начала пять лет назад и до сих пор его «довожу».

кабинет

 

Задумывала уютный интерьер — чтобы не надоел ни через год, ни через десять. Получилась мешанина — ар-деко, минимализм, неоклассика. Кабинет вышел строгий, с мужским характером, что мне очень подходит, ведь я по натуре бизнес-леди. Все началось с французских стола и кресла тридцатых годов из палисандрового дерева. Подлокотники для кресла смастерили на знаменитой фабрике Puiforcat. К палисандровому дуэту испанский дизайнер Гонсало Мендиола-Прада добавил еще одно кресло, обитое атласной тканью Dedar. Шелковые шторы в китайском стиле сшиты на венецианской фабрике Rubelli — она поставляет занавесы во все главные театры мира, в том числе в Большой.

Гардеробная

У нас всегда много дел в галерее, так что дни расписаны по минутам, и каждое утро в гардеробной проходит в торопливых сборах грандиозных масштабов.

Гардеробная

Мы хотели, чтобы в этом девичьем царстве платьев, сумок и туфелек царил 500т. За него в ответе люстра Baccarat из коллекции «Тысяча ночей» по мотивам арабских сказок, мягкий ковер, ароматические свечи, свежие цветы и, конечно, картины. Мы живем с родителями, поэтому наше любимое современное искусство соседствует с классическими полотнами, которые выбрала мама. Мы, хоть и с трудом, но нашли место работам художников, в которых не чаем души, — Димы Ребуса и Майка Макклафферти. Обычные полки для обуви и ящики для бижутерии украшены милыми мелочами из бутика Dior на авеню Монтень.

Стилист Марина Долидзе (Fashion IQ) в своей квартире в Хилковом переулке.

Я не люблю готовить, поэтому к оформлению кухни подошла с точки зрения красоты, а не функциональности.

Стилист Марина Долидзе (Fashion IQ) в своей квартире в Хилковом переулке.

Покрасила стены в непрактичный белоснежный цвет, а мебель украсила не кастрюлями и комбайнами, а изящными аксессуарами. Мне по душе посуда Baccarat, но настоящие интерьерные сокровища, в том числе и эту хрустальную люстру, я привезла с парижского блошиного рынка. Мои домочадцы без ума от сладкого, поэтому кухня напоминает лавку кондитера — здесь найдутся самые эффектные блюда для тортов, пирожных и конфет. Да и полезные приспособления тоже имеются — бывает, и я встаю к плите, чтобы испечь со старшей дочерью шоколадный рулет и печенье».

У нас в России очень мало его картин комментирует Марина.

У окна гостиной встал столик на гнутых ножках, некогда привезенный из Германии дедом Марины, советским дипломатом.

 марина

Зависли над возрожденным пространством светильники со «сваровским» стеклом. Марина не коллекционер, но всегда покупает картины, «если они радуют»: так в бельэтаже на Пречистенке появились Александр Тышлер, Лаврентий Бруни, Владимир Яковлев, Анатолий Зверев. «А вот эту работу Игоря Вулоха я недавно отдавала на выставку. У нас в России очень мало его картин», — комментирует Марина. Одно досадно: хозяйка до сих пор ни разу не разводила огонь в камине, хотя у нее есть справка, что дымоход исправен и им можно пользоваться. «Ладно! — смеется она. — Приходите как-нибудь с дровами. Затопим!» За время жизни с Володей мы поменяли несколько жилищ, но эта квартира — единственная, у которой мы первые владельцы. Мы переехали в новостройку, а значит, не должны были подстраиваться под чужую энергетику. Знаете, я родилась и привыкла жить в старинных домах, но здесь почувствовала своего рода облегчение — и некоторый вызов. Потому что именно от нас двоих зависело, каким духом жилье наполнится. Вещами оно обрастало постепенно — так же неспешно коллекционер создает свое собрание.

Точные копии дверей изготовили в Италии.

точный, копия, двери, изготовить, италии, дверей изготовили

В процессе демонтажа коммунальных стен обнаружилась исконная дверь, которая была просто замурована. Более того, в двери сохранились стекла с узорами. Этим нельзя было не воспользоваться. Точные копии дверей изготовили в Италии.

«Посмотрите, — говорит Марина, — какие они высокие. Сейчас люди словно боятся таких дверей, им хочется пониже».

Рамы сделали на фабрике в Прибалтике, чему Кекушев был бы рад: он родом из Литвы. Кстати, все окна огромной квартиры выходят во внутренний двор, и — вот еще одна загадка русского архитектурного мастерства — сюда вообще не доносятся звуки с Пречистенки. Марине очень нравится, что квартира на втором этаже (всего в доме их пять): взбегаешь по широкой лестнице — и ты дома.

Маме было важно, чтобы он вдоволь надышался вольным воздухом европейского модерна.

Так начался этап «археологических раскопок», поскольку умнице Марине важно было не только освоить пространство, но и восстановить эстетическую справедливость, вернуть долг Кекушеву.

Маме было важно, чтобы он вдоволь надышался вольным воздухом европейского модерна.

Думала она и своем сыне Денизе, которому в тот момент было три года. Маме было важно, чтобы он вдоволь надышался вольным воздухом европейского модерна. «Раскопки», реставрация и ремонт заняли больше двух лет. И это несмотря на то, что советские люди были ленивы: во многих местах оставили оригинальную лепнину, лишь старательно закрашивали ее из года в год. Команда Марининых скульпторов снимала гипс вековой давности, очищала, отмывала и потом передавала формовщикам, которые уже доводили лепнину до совершенства, воссоздавая мелкие завитки и прожилки.

Советские маляры и жильцы мало что оставили от Кекушева

Впервые в эту бельэтажную квартиру Марина вошла семь лет назад.

Советские маляры и жильцы мало что оставили от Кекушева

И ужаснулась. Советские маляры и жильцы мало что оставили от Кекушева, который, к его счастью, не дожил даже до революции. Впрочем, дата его смерти и место погребения неизвестны: архитектор таинственно исчез после 1914 года, его последнее творение — дом престарелых в Сергиевом Посаде. Так что любителям мистики предоставляется право вдоволь пофантазировать, как неприкаянный зодчий бродит по городу, присматривая за своими постройками. Не зря старается: в конце 1990-х это здание на Пречистенке было внесено в разряд памятников федерального значения.